Меню сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2017 » Май » 26 » США и НАТО используют по максимуму психологические операции и приемы информационной войны
13:28
США и НАТО используют по максимуму психологические операции и приемы информационной войны
Психологические операции — приемы воздействия на умонастроения и формирование взглядов населения — обычная информационная политика США и НАТО
 
Как было отражено на недавней конференции НАТО в Латвии и в новом пентагоновском руководстве «Право войны», правительство США пришло к убеждению, что для контроля и манипулирования информацией в качестве оружия «мягкой силы» необходимо объединить психологические операции, пропаганду и пиар под крылатой фразой «стратегические коммуникации».
 
Такое отношение привело к рассмотрению психологических операций — манипулятивных приемов воздействия на умонастроения и скрытного формирования взглядов целевых групп населения — как всего лишь обычной информационной политики США и НАТО.
 
«Основная идея НАТО состоит в том, чтобы психологические операции выглядели как принципиально открытая, правдивая и доброкачественная деятельность. И это — с одновременным устранением каких-либо значимых различий между отечественными и зарубежными СМИ, социальными медиа, — означает, что психологические операции, по сути, спаяны с публичной политикой и общественно-политическими коммуникациями», — указал британский военный историк, доктор Стивен Бедси (Stephen Badsey), один из ведущих авторитетов в мире по анализу использования медиа в войнах.
 
Бедси заявил, что НАТО в значительной степени отказалась от представления, что необходимо четко разделять психологические операции и коммуникации, связанные с публичной политикой, при этом НАТО официально исключает применение «черной пропаганды» или заведомо ложных сведений, направленных на дискредитацию противника.
 
«Длительная дискуссия о том, должна ли быть защита от психологических операций в обычной информационной деятельности и публичной политике, сейчас в основном завершилась, и, на мой взгляд, победила сторона, мнение которой противоречит здравому смыслу», добавил Бедси.
 
И, будучи частью этого Дивного нового мира «стратегических коммуникаций», американские военные и НАТО пошли сейчас в наступление против средств массовой информации, которые представляют настоящую журналистику, т.е. против тех, кто сомневается в правильности того, что правительство США стремится сообщить миру.
 
Подобное мышление привело к изданию Пентагоном нового руководства «Право войны», которое предполагает, что журналисты в военное время могут считаться «шпионами» или «непривилегированными участниками военного конфликта», поэтому они могут быть подвергнуты бессрочному тюремному заключению, военному трибуналу и внесудебной казни. Такие методы применялись к террористам «Аль-Каиды», которых также назвали «непривилегированными участниками военного конфликта».
 
Переработанное руководство «Право войны» подверглось резкой критике со стороны представителей как основных СМИ мейнстрима, так и независимых медиа, включая редакторов The New York Times и Комитета по защите журналистов (Committee to Protect Journalists), а также ученых, таких как доктор Бедси.
 
«Отношение к СМИ, выраженное в подготовленном Пентагоном руководстве 2015года, является нарушением международных законов войны, которые подписали США, — начиная от Гаагской конвенции 1907 года, и до женевских конвенций», — сказал Бедси, профессор конфликтологии Университета Вулверхэмптона (Wolverhampton University) в Великобритании, который часто критикует информационные тактики американских военных.
 
«Но [это руководство] является отражением подхода, продемонстрированного в полной мере более десяти лет назад в Ираке, когда Пентагон решил, что некоторые СМИ, в частности „Аль-Джазира“, являются врагами, которые должны быть уничтожены, а не легитимными источниками новостей».
 
Вьетнамская дискуссия
 
Враждебность Пентагона по отношению к журналистам, чьи статьи подрывают правительственную пропаганду США, стала тенденциозной проблемой ещё во времена Вьетнамской войны в 1960-е и 1970-е годы. Тогда сторонники войны обвиняли американских журналистов в том, что они ведут себя как государственные изменники, критически рассказывая о стратегии и тактике американских военных, в том числе разоблачая такие зверства, как массовое убийство в Сонгми.
 
В 1980-е годы консерваторы в администрации Рейгана, — приняв как догмат, что «либеральные» журналисты способствовали поражению США во Вьетнаме, — действовали весьма агрессивно с целью дискредитировать журналистов, писавших о нарушениях прав человека режимами в Центральной Америке, которых поддерживали США. В соответствии с этим враждебным отношением информационное освещение вторжения в Гренаду в 1983 году было запрещено по приказу президента Рональда Рейгана, а в 1990-91 годах президент Джордж Буш-старший жестко контролировал журналистов, пытавшихся рассказать о войне в Персидском заливе. Не давая им туда попасть или хорошо «присматривая» за журналистами, — американские военные не сильно себя ограничивали в действиях, и их издевательства преимущественно остались нераскрытыми.
 
Это так называемое «использование информации в качестве оружия» получилось даже более смертоносным во время президентства Билла Клинтона и войны из-за Косово, когда НАТО определила ТВ Сербии как вражеский «центр пропаганды» и направила военные самолеты для уничтожения его студии в Белграде. В апреле 1999 года, действуя по приказу генерала армии США Уэсли Кларка (Wesley Clark), американские бомбардировщики выпустили две крылатые ракеты, которые превратили станцию ТВ и радио Сербии (Radio Televizija Srbija) в груду камней и убили 16 гражданских сербских журналистов.
 
Несмотря на это предумышленное массовое убийство безоружных журналистов, реакция большинства американских СМИ была приглушенной. В то же время независимая ассоциация электронных средств массовой информации в Югославии осудила нападение.
 
«История показала, что ни одна из форм репрессий, в частности, организованное и умышленное убийство журналистов, не может предотвратить поток информации и не может помешать людям самостоятельно выбирать источники информации», — указала организация.
 
Роберт Фиск (Robert Fisk) из лондонской The Independent заметил тогда: «если вы убиваете людей, потому что вам не нравится то, что они говорят, вы меняете правила войны». Теперь Пентагон делает именно это, буквально переписывая свой учебник «Право войны» и допуская беспощадное обращение с «вражескими» журналистами как «непривилегированными участниками военного конфликта».
 
Несмотря на запланированную атаку 1999 года с целью заставить замолчать студию новостей, это не привело к тому, чтобы этот случай военного преступления стал предметом судебного преследования против ответственных за это чиновников США и НАТО. А отставной генерал Кларк по-прежнему частый гость на CNN и других американских новостных программах.
 
Цель для поражения — «Аль-Джазира»
 
Во время президентства Джорджа У. Буша арабская телекомпания «Аль-Джазира» изображалась как заслуживающее уничтожения «вражеское СМИ», а не как уважаемая законная новостная организация. И на её офисы были сброшены американские бомбы. 13 ноября 2001 года, во время американского вторжения в Афганистан, американская ракета нанесла удар по «Аль-Джазире» в Кабуле, уничтожив здание и повредив дома некоторых сотрудников.
 
8 апреля 2003 года, в ходе вторжения США в Ирак, американская ракета попала в электрогенератор «Аль-Джазиры» в Багдаде, вызвав пожар, в котором погиб журналист Тарек Аййюб (Tareq Ayyoub) и получил ранение его коллега. Администрация Буша настаивала на том, что бомбежки офисов «Аль-Джазира» были «случайными».
 
Однако, в 2004 году, когда американская оккупация Ирака вызвала растущее сопротивление, американские войска провели крупное наступление на город Фаллуджа. И видео штурма с картинами разрухи, показанное «Аль-Джазирой», министр обороны Дональд Рамсфелд 15 апреля 2004 года расценил как «злонамеренное, неточное и непростительное».
 
По словам опубликованного британского отчета о протоколе совещания, прошедшего на следующий день между президентом Бушем и премьер-министром Великобритании Тони Блэром, Буш предложил бомбить штаб-квартиру «Аль-Джазиры» в Катаре, но Блэр отговорил его от этой идеи, сказав, что это спровоцирует неблагоприятную реакцию по всему миру.
 
Во время войны в Ираке доктор Бедси записал следующее наблюдение, которое я привел в моей книге «Неподобающее поведение» — о связях военных со СМИ: «Утверждение, что в 2004 году в первой битве за Фаллуджу американская морская пехота „не была побеждена террористами и повстанцами, но повержена телепередачами „Аль-Джазиры““, показывает, что американские войска не признали ошибочной выбранную ими тактику в существовавших политических реалиях, и это напоминает другое, давно дискредитированное, утверждение о том, что война во Вьетнаме была проиграна на телевизионных экранах Америки».
 
Хотя мнение о том, что журналисты эпохи войны во Вьетнаме действовали в американских СМИ как пятая колонна, а не четвертая власть, является широко распространенным среди консерваторов, в реальности все было иначе: на ранней стадии вьетнамской войны освещение её в СМИ было вполне благосклонным, даже лестным. И только потом, когда война затянулась, журналисты стали относиться к ней более скептически.
 
В недавнем интервью, которое транслировалось Национальным общественным радио (NPR), Чарльз Адамс (Charles Adams), старший редактор новой версии учебника/руководства «Право войны», не смог привести примеры угрожающих государству журналистских операций в последних пяти войнах. Возможно, потому что было очень мало примеров плохого исполнения журналистами своих обязанностей и считанные случаи, когда случалась либо путаница в правилах, либо нарушения эмбарго на новости, которые были потом признаны необоснованными.
 
Изучая историю журналистов, лишенных аккредитации во время войны во Вьетнаме, Уильям Хаммонд (William Hammond), автор двухтомной истории отношений американской армии со СМИ во Вьетнаме, нашел только восемь таких случаев, отраженных в армейских архивах.
 
Возможно, самый серьезный из них был связан с журналистом газеты Baltimore Sun Джоном Кэрроллом (John Carroll), ветераном вооруженных сил, который твердо верил в важность того, что американский народ должен быть максимально информирован о вызывающей споры войне. Он попал в беду за сообщение о том, что американские морские пехотинцы собрались покинуть базу Кхесань, был обвинен в нарушении эмбарго и лишен аккредитации, хотя утверждал, что войска Северного Вьетнама, окружавшие базу, были хорошо осведомлены о всех передвижениях войск.
 
Ближе к концу войны некоторые журналисты также считали правительство Южного Вьетнама настолько пронизанным коммунистами, что там в любом случае не могло быть никаких секретов. Главный помощник премьер-министра Нгуен Ван Тхиеу (Nguyen van Thieu) был шпионом, и об этом знали все, кроме американского народа.
 
За свою долгую карьеру, которая включала должность редактора Los Angeles Times, Кэрролл пришел к убеждению, что журналисты «почти как государственные служащие, а свободная пресса необходима как неотъемлемая часть самоуправления народа», — так было написано в некролог в The New York Times после его смерти 14 июня 2015 года.
 
Стратегические коммуникации
 
При администрации Обамы понятие «стратегические коммуникации» — управление восприятием мировой общественности — стало все более и более растяжимым, а подавление информационного потока стало беспрецедентным. Президент Барак Обама больше, чем любой из его предшественников, санкционировал жесткие правовые действия против людей, раскрывающих секретную государственную информацию и выставляющих на публичное обозрение неприятную правду о внешней политике США и практиках разведки.
 
И госдепартамент при Обаме начал мощную общественную кампанию против российского телеканала RT, что напоминает враждебность администрации Клинтона по отношению к сербскому ТВ и гнев Джорджа Буша в отношении «Аль-Джазиры».
 
Поскольку RT не использует предпочитаемую Госдепом лексику в освещении кризиса на Украине, и не выказывает необходимое уважение к поддерживаемому США режиму в Киеве, то телеканал был обвинен в «пропаганде». Но это обвинение на самом деле является всего лишь частью игры под названием «информационная война», так как оно вызывает сомнения в информации, исходящей от противника, создавая более благоприятную среду для собственной пропаганды.
 
Растущее увлечение «стратегическими коммуникациями» породило новое натовское святилище по технике обработки информации под названием «Стратегический коммуникационный центр превосходства НАТО» (The NATO Strategic Communications Center of Excellence) или STRATCOM, расположенный в Латвии, бывшей республике СССР, находящейся сейчас на передней линии напряженности с Россией.
 
20 августа некоторые наиболее влиятельные умы из мира «стратегических коммуникаций» собрались в латвийской столице Риге на двухдневную конференцию под названием «Вопросы восприятия». Цитата, ставшая эпиграфом ко всем информационным материалам конференции, гласила: «Поскольку войны начинаются в умах людей, то необходимо создать в умах сознание необходимости защиты мира». Благородная мысль, возможно, но она не нашла особого отражения в словах более чем двухсот специалистов в областях обороны и коммуникаций, многие из которых рассматривают информацию не как некий нейтральный фактор, необходимый для просвещения общества и развития демократии, но как оружие «мягкой силы» для применения против противника.
 
Сенатор-ястреб Джон Маккейн (John McCain), возглавлявший там делегацию американских сенаторов, заявил, что STRATCOM нужен для борьбы с Россией и ее президентом Владимиром Путиным. «Этот центр будет помогать распространять правду», — заявил Маккейн. Хотя «правда» в мире «стратегических коммуникаций» может быть всего лишь предметом восприятия.
 
Дон Норт (Don North)
"Consortiumnews.com", США
Просмотров: 45 | Добавил: akchiewick1982 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031